Выставка Рэйв пати ’90

На выставке Рэйв-пати ‘90 зритель может вкусить энергетический коктейль от молодых талантливых художников 90-х годов ХХ-го века.

 

Одалиски. Трагифарс. Выставка Ивана Совлачкова

Совместный проект галереи «Сова-Арт» и арт-пространства «ДК Громов»

В основе проекта «Одалиски. Трагифарс» петербургского художника Ивана Совлачкова лежит приглашение к диалогу со зрителем, построенному в форме игры – эпатажной, шутливой, абсурдистской.

Кураторы проекта Сергей Ватрушин, Елена Ватрушина

Выставка проходит со 2 марта по 20 апреля 2018 г. по адресу: ул.Громова, д.4
тел. для справок +7 (921) 967–17–77

 

Галерея современного искусства «Сова-Арт» совместно с Галереей «Петербург» представляют выставку живописи и графики Ларисы Густериной. Для оформления экспозиционного пространства использованы объекты скульптора Антонины Фатхуллиной.



Выстака проходит с 25 апреля по 30 июня 2017 г. в Галерее искусств «Петербург» по адресу: СПб, Невский пр., 54

Вход свободный.

11:00 – 21:00, без выходных

 

Русская сказка Юрия Пенушкина

Совместный проект антикварной галереи «Петербург», галереи современного искусства «Сова-Арт» и галереи «Ленинград Центра»

В «Ленинград-центре» открылась выставка картин художника Юрия Пенушкина. 40 полотен, на которых так точно передан весь колорит и быт русской жизни: баня у реки, застолье или натюрморт со свёклой…

Выстака проходит с 19 января по 9 мая 2017 г. в «Ленинград Центре» по адресу: СПб, Потёмкинская ул., д.4

Вход свободный.

12:00 – 20:00, без выходных

 

«Ленинград – Комарово». Выставка акварелей Николая Ковалёва.

Галерея современного искусства «Сова-Арт» совместно с галереей искусств «Петербург» представляют выставку работ засл.худ. РФ Николая Ковалёва «Ленинград – Комарово». На выставке экспонируются 47 работ мастера 1950–60-х гг. В рамках открытия выставки состоялась презентация нового альбома художника «Те самые десятилетия. Графика»

Выстака проходит с 12 мая по 20 июня 2016 г. в Галерее искусств «Петербург» по адресу: СПб, Невский пр., 54
Вход свободный.

 

Георгий (Гага) Ковенчук. Выставка в Русском музее.

.
В Государственном Русском музее с 17 сентября по 12 октября проходит выставка знаменитого петербургского художника Гаги Ковенчука (1933–2015).

На выставке в Мраморном дворце Русского музея представлено около 100 работ художника – живопись, графика, скульптура и плакат из собрания семьи художника, собрания Русского музея и частных коллекций.

Из коллекции галереи «Сова-Арт» предоставлены для экспозиции три живописные и пять графических работ художника.

 

 

Выставка «Ленинградский андеграунд»

С 4 февраля по 12 апреля 2015 года в «Новом музее» по адресу г. Санкт-Петербург, 6-я Линия Васильевского острова, д.29 проходит выставка «Ленинградский андеграунд», приуроченная к 40-летию первых выставок неофициального искусства в ДК Газа (1974) и ДК Невский (1975). Выставка организована совместно Новым музеем и куратором проекта «Авангард на Неве» Исааком Кушниром. На ней представлены работы, созданные в 1970-е годы яркими представителями ленинградского андеграунда и участниками легендарных выставок в ДК Газа и ДК «Невский». Зрители увидят 200 работ 97 художников из 50-ти музейных и частных коллекций.

Галерея «Сова-Арт» из своей коллекции предоставила для экспозиции семь работ знаковых персонажей ленинградского неофициального искусства Игоря Иванова, Евгения Горюнова и Олега Григорьева, Одна из этих работ (Олег Григорьев «Мятые мусорные бачки» 1974 г.) экспонировалась на легендарной выставке неофициального искусства в ДК Газа (1974).

 

«Я – СТРАННИК ОДИНОКИЙ…» Геннадий Устюгов – Живопись, графика, поэзия. 12 мая – 29 июня 2014 г.

Персональной выставкой работ знаменитого художника и поэта Геннадия Устюгова галерея «Сова-Aрт» открывает ряд мероприятий, посвящённых 40-летию легендарной выставки неофициального искусства в ДК Газа (1974 г.)

 

Елена Фигурина. Живопись, скульптура. 12 мая – 29 июня 2014 г.

Галерея «Сова-Арт» представляет персональную выставку живописи и скульптуры одной из важнейших представительниц ленинградского андеграунда Елены Фигуриной (1955 г.р.), которая, безусловно, – один из петербургских «бессмертных» художников, чьи работы во всем мире являются визитной карточкой современного российского искусства.

 

«Душевное обострение». Проект для параллельной программы Европейской Биеннале современного искусства Manifesta 10.

Галерея «Сова-Арт» представляет проект «Душевное обострение», планируемый в рамках параллельной программы Европейской Биеннале современного искусства Manifesta 10, которая пройдёт в г.Санкт-Петербурге с 28 июня по 31 октября 2014 г. Будут показаны работы ленинградских художников-нонконформистов 50-х – начала 90-х гг. Реконструкция квартирного формата выставки, типичного для 50–90-х гг., призвана воссоздать ушедшую атмосферу.

 

ВЫСТАВКА АЛЕКСАНДРА БАТУРИНА

В нашей галерее завершилась выставка живописи и пастелей знаменитого художника Александра Борисовича Батурина (1914–2003гг.), прекрасного, строгого и тонкого мастера, носителя идей классического русского авангарда. На выставке также были представлены работы Владимира Стерлигова и Татьяны Глебовой.

 

Комаровская легенда

Галерея «Сова-Арт» совместно с Музеем-усадьбой И.Е. Репина «Пенаты» представляет выставку работ 1950–60х годов заслуженного художника РФ Николая Ковалёва. Выставка продлится с 30 ноября 2013 г. по 15 января 2014 г. в залах музея И.Е. Репина «Пенаты» по адресу СПб, пос.Репино, Приморское шоссе, дом 411

 

Ярмарка современного искусства FIAC 2011 в Париже

В Париже в Гран-Пале с 20 по 23 октября прошла ежегодная выставка-продажа FIAC 2011. Галерея «Сова-Арт» лично ознакомилась с экспозицией и с последними мировыми тенденциями. А специально для тех, кто очень хотел присутствовать на этом значимом событии в мире искусства, но, к сожалению, не смог, мы подготовили развёрнутый репортаж с отличным фотоматериалом. Так что переживать не стоит! С нами вы сможете совершить экскурсию по лучшим стендам яркого осеннего арт-мероприятия и стать очевидцами неоспоримого успеха FIAC’ a 2011.

 

Образы живописи Игоря Иванова в балетной постановке «Паруса»

В рамках III Всероссийского конкурса «Альтернатива» состоялась премьера хореографического спектакля «Паруса» театра танца «Интеллбалет» по мотивам живописи Игоря Иванова. На этом конкурсе спектакль «Паруса» стал лауреатом в номинации «Хореографическое искусство». Светоносная энергия парусов отражается в солнце как в зеркале. Спектакль поставлен хореографом Ларисой Ивановой на музыку композиторов П. Булеза и Я. Ксенакиса. Костюмы и декорации созданы по эскизам Игоря Иванова. Солисты – Майя Попова (лауреат в номинации «Искусство танца») и Владислав Макаров.


C каким странным чувством всматриваюсь я в гуашь Николая Ковалёва «Интерьер с моделью парусника»… Боже мой, это тот самый парусник! Мама приводила меня на дачу Шишмарёвых, и я часами с вожделением разглядывал эту модель, сделанную вполне всерьёз, с пушечками, и даже снасти были промазаны, кажется, дёгтем. Боже, вот оно, счастье, обладать таким парусником! Большего от жизни и требовать нельзя! Ничего другого я не замечал, ни работ Лапшина и Лебедева на стенах, ни хозяйки дачи, довольно строгой немолодой дамы с властно-насмешливой манерой общения, не дававшей поблажки окружающим, в том числе пришлому мальчишке в обязательной для приличной семьи матроске. Не замечал я и её сына, забегавшего то за велосипедом, то за теннисной ракеткой: между нами была непреодолимая возрастная пропасть – Борис Власов был лет на пятнадцать старше меня. Через два десятилетия я подружился с Татьяной Владимировной Шишмарёвой, той самой строгой, чуть погрузневшей дамой, с породистым профилем, с зачёсанными назад волосами, чем-то напоминающей Ахматову поздней поры (тоже, к слову, комаровскую насельницу). Т.В. обратилась ко мне по печальному поводу: надо было написать текст каталога первой, увы, посмертной выставки Бориса.


Николай Ковалёв сегодня – наверное, последний представитель комаровской культуры, по крайней мере, её художнической составляющей. Так случилось, что в начале пятидесятых годов вокруг дачных посёлков под Москвой и Ленинградом, задуманных Сталиным как «пряник» для выдающихся представителей советской науки («кнут» подразумевался: концентрация научных деятелей облегчала контроль), температура оттепели была гораздо выше, чем по стране в целом: фрондировали и сами академики, а уж о детях и говорить нечего. В Комарово (впрочем, без всяких разговоров об оттепели и прочих социально-политических моментах – просто воздух свободы, «воздух вешний», по Ахматовой, был здесь естественным) как-то сам собой образовался небольшой кружок художников, на каком-то этапе повлиявших на развитие ленинградской графической культуры. В него входили Т.Шишмарёва, В.Матюх, Б.Власов, А.Сколозубов, Н.Ковалёв… Старшее поколение (к нему надо прибавить отца Б.Власова, Василия Адриановича Власова), много претерпевшее на своем веку, сохранило художническую независимость, интерес к европейской художественной культуре, память о своих учителях, прежде всего В.В.Лебедеве. Младшее обладало острым чувством современности. Недавно на выставке «Советский неореализм» в Институте Репина (работы дипломников и студентов старших курсов 1950-начала 60-х гг.) можно было узнать графику этих молодых «комаровцев» именно по этому чувству нового: в лицах, повадках, сюжетах. Никакой скованности, нормативности! Не борьба с каноном соцреализма, а просто непредвзятость восприятия! В те времена это дорогого стоило. Как, впрочем, и сегодня. Словом, настоящая выставка – оммажный жест в сторону Комарово и времени своей творческой юности: работы в основном принадлежат 1950-м годам. В них обретает единство время и место – годы творческой юности, совместных с кругом своих друзей поисков счастливого баланса между каноном ленинградского графизма (некий обобщенный лаконичный, безупречно выверенный в обобщениях линеарный рисуночный стиль) и вызовами нового времени,и та счастливая территория, с которой связаны и эти поиски, и, собственно, жизнь (обобщённое Комарово: Териоки, Келломяки, Куоккала). Рисунки и гуаши Н.Ковалева очень характерны для поколения, похоже, последнего, принявшего на свои плечи традиции ленинградского графизма: построенность и наблюдённость немыслимы здесь друг без друга, вживание в натурную ситуацию подразумевает поиск собственной интонации. У Ковалёва этих лет она, скорее, меланхолична. И, главное, в гуашах тех лет есть особая «промытость» зрения: способность отвлечься от опосредований, остаться с натурным мотивом «один на один».



Александр Боровский







------------------------------------------



К выставке в Пенатах



«Прогрессивное человечество! Подайте, кто сколько может!» – взывал нищий 50-х годов в электричке «Ленинград – Зеленогорск».

И он хорошо знал ситуацию. Оно, «прогрессивное человечество», действительно обитало в поселках Репино и Комарово. В последнем – в особо большом количестве.

Кто только тут не дачничал!

Я тоже это делал, начиная с 10 лет, в качестве внучатого племянника академика. Академический поселок – настоящее общежитие знаменитостей: А.И.Иоффе, братья Орбели, китаист В.В.Струве, математик В.И.Смирнов… Несть им, знаменитым людям, числа. Близ этого «гнезда науки» построил дачу Д.Д.Шостакович. По улочкам Комарово и Репино колесил на «велике» Леша Герман – будущий режиссер. Сказочник Шварц, Евгений Львович, обитал в самом центре Комарово. Его часто можно было видеть беседующим с кем-нибудь у калитки дачи.

Становился художником я тоже здесь. Летние каникулы к тому располагают. И побережье залива у Куоккалы и Келломяки – тоже… С моим закадычным другом Борисом Власовым, замечательным графиком, по тенистым тропинкам в мрачноватом еловом лесу мы «стекались» сюда с папками в руках за красотой, рассветами, водным простором. Раздвигали алюминиевые стульчики и писали, писали… На заливе мы встречали Натана Альтмана, «человека-эпоху», с его лодочкой на колесах. Рыбу ловил.

«Пенаты» возрождались на моих глазах. Мы с Борисом были, наверное, из первых посетителей музея. Отец Бори В.А.Власов был когда-то, в юности, учеником и подопечным Ильи Ефимовича Репина.

Эту выставку составляют этюды с натуры и дописанные в мастерской, сделанные в этих священных для русской культуры местах.

Но не только кистью, но и пером (впоследствии) запечатлел я комаровско-репинскую жизнь тех незапамятных лет. (Глава моей книги воспоминаний «В продолжение любви» посвящена Комарово. Ему же посвящен цикл стихотворений «Часовенная гора». Более точный перевод слова Келломяки – «Колокольная гора»).


Член Союза художников,
член Союза российских писателей,
заслуженный художник РФ,
Николай Ковалев.







ИЗ ЦИКЛА «ЧАСОВЕННАЯ ГОРА»



1.


Кому теперь он нужен, этот бор,

поселок, что давно уже в упадке?..

И той любви несмелые повадки,

счастливый и мучительный набор

порывов, подозрений, ссор?

Любовь трудна. Но лишь она пройдет -

отрадно разбирать ее пожитки,

ее наряд, изношенный до нитки, -

она как опустевший огород,

где лишь ботва и мирные улитки.


Все это было так уже давно!

Та страсть теперь едва ль вообразима.

Она ушла тогда невозвратимо,

как все, что умирает, но…

Вдруг снова крутится, как старое кино.


2.


Дары черничника в сосновом сухостое.

Багульника блаженное удушье…

Любовное влеченье половое

к соседской девочке – наперснице, подружке.


И все наводит трепетную жуть:

купальник в черно-белую полоску,

оберегающий девическую грудь,

и пляжного прибоя подголоски.


…По вечерам, напористо и зло,

как волки, бегали велосипеды.

А метиолы пахли тяжело,

и метеоры сыпались к соседу.


Рогатый месяц возносил рога

с упрямым креном в звездные потемки,

пока его не прятала тайга.

Калитка хлопала до обморока громко.


А лучший друг безбожно умыкал

подругу. Безлошадный, одинокий

я лез в бурьян и горько горевал,

пока они «крутили» в Териоки.


Унять тоску я уходил в леса.

На дальнем озере по кличке Щучье

шумели ветры. Птичьи голоса

мое приветствовали злополучье.


3.


Умер Сталин.

Под стоны и плачи

оживают притихшие дачи.


Здесь проводят холодное лето

музыканты, артисты, поэты.


Здесь Ахматова, выдержав грозы,

во главе небольшого конклава

пожинала колючие розы

поклоненья и горестной славы.


Под защиту спасительной хвои

убегал Шостакович опальный

от забот и газетного воя,

от погромной статейки журнальной.


…В станционном буфете, «у Маши»,

восседали отнюдь не за квасом

музыканты, артисты, и даже…

повсеместно известный Черкасов.


Каждый вечер к бетонной полоске

поставляла слуга-электричка

«дипломаты», портфели, авоськи…

вожделенья, заботы, привычки.


Старый «зэк» и его «кагэбэшник»,

диссидент и «стукач» на покое

собирали в бору сыроежки

и сбивали поганки клюкою.


И за каждым высоким забором

отдыхал неприступный начальник.


Комарово мое, Комарово! -

общежитие жертв с палачами.


4.


Трамвай летел, виляя боком,

по переулкам и мостам

вдоль золота вечерних окон

к нашим излюбленным местам.


Во весь октябрь, по вечерам,

запанибратски,

закат лил сурик из ведра

на три задумчивых бугра

села Рыбацкого.


Мы шли по ломаной стерне,

по мерзлым лужам.

мы обживались в тишине…

Нам было весело вдвойне

на лоне дружбы.


Мы шли под карканье ворон,

шли без дороги,

а месяц лез на небосклон,

большой, двурогий.


Бодлер отягощал карман

и томик Блока,

и обольстительный бурьян

нас звал далеко.


Ты вспоминал из Кузьмина,

из «Ладомира»…

Нас опекала тишина.

Мы были пьяны без вина

«на стогнах» мира.


5.


Мальчик на пляже играет в сухие тростинки:

делает мобиль из них и веселого ветра…

Так и ношу я, в затеях твоих и новинках,

давнее детство, как старую шляпу из фетра.


Велоэксцентрик, любитель приврать и повеса,

«анфан терибль» с глазами печальной коровы,

ты – доезжачий того незабвенного леса,

что окружал нас в чухонском раю Комарово.


Вечно ты едешь в те самые дальние дали,

сбивший колени, исполненный чудного лада,

стайер, крутивший шальные педали,

въехавший в яму, откуда не будет возврата.


Я не отдам тебя сразу, такого живого,

самому мирному кладбищу в солнечных пятнах,

в русско-чухонском сосновом раю Комарово,

где твоя жизнь представлялась такой необъятной.


6.


Мы проходим теснинами леса

отсыревшей осенней тропою.

Мы тихонько бредем под навесом

комаровской задумчивой хвои.


Мы гуляем по сонному пляжу,

умащая вином свою душу.

Лес роняет последнюю пряжу

на продрогшую финскую сушу.


Белобрысые грустные финны

посещают свои пепелища.

Мать-история дует нам в спину

и разбойничьим посвистом свищет.


На земле умирают стрекозы.

Сиротливое солнце в закате.

Но я знаю: Земля не бесхозна -

вся она как небесная паперть.


И я словно летаю в полнеба.

Жизнь моя у меня под ногами

обращается в странную небыль,

прошлогодними тает снегами.


Териоки мои, Келломяки -

у петлистой приморской дороги

мои годы обвисли, как флаги…

Келломяки мои, Териоки!



Николай Ковалёв, 1989

Санкт-Петербург
3-я Линия В.О., д.14
+7 (812) 967–34–52