Выставка Рэйв пати ’90

На выставке Рэйв-пати ‘90 зритель может вкусить энергетический коктейль от молодых талантливых художников 90-х годов ХХ-го века.

 

Одалиски. Трагифарс. Выставка Ивана Совлачкова

Совместный проект галереи «Сова-Арт» и арт-пространства «ДК Громов»

В основе проекта «Одалиски. Трагифарс» петербургского художника Ивана Совлачкова лежит приглашение к диалогу со зрителем, построенному в форме игры – эпатажной, шутливой, абсурдистской.

Кураторы проекта Сергей Ватрушин, Елена Ватрушина

Выставка проходит со 2 марта по 20 апреля 2018 г. по адресу: ул.Громова, д.4
тел. для справок +7 (921) 967–17–77

 

Галерея современного искусства «Сова-Арт» совместно с Галереей «Петербург» представляют выставку живописи и графики Ларисы Густериной. Для оформления экспозиционного пространства использованы объекты скульптора Антонины Фатхуллиной.



Выстака проходит с 25 апреля по 30 июня 2017 г. в Галерее искусств «Петербург» по адресу: СПб, Невский пр., 54

Вход свободный.

11:00 – 21:00, без выходных

 

Русская сказка Юрия Пенушкина

Совместный проект антикварной галереи «Петербург», галереи современного искусства «Сова-Арт» и галереи «Ленинград Центра»

В «Ленинград-центре» открылась выставка картин художника Юрия Пенушкина. 40 полотен, на которых так точно передан весь колорит и быт русской жизни: баня у реки, застолье или натюрморт со свёклой…

Выстака проходит с 19 января по 9 мая 2017 г. в «Ленинград Центре» по адресу: СПб, Потёмкинская ул., д.4

Вход свободный.

12:00 – 20:00, без выходных

 

«Ленинград – Комарово». Выставка акварелей Николая Ковалёва.

Галерея современного искусства «Сова-Арт» совместно с галереей искусств «Петербург» представляют выставку работ засл.худ. РФ Николая Ковалёва «Ленинград – Комарово». На выставке экспонируются 47 работ мастера 1950–60-х гг. В рамках открытия выставки состоялась презентация нового альбома художника «Те самые десятилетия. Графика»

Выстака проходит с 12 мая по 20 июня 2016 г. в Галерее искусств «Петербург» по адресу: СПб, Невский пр., 54
Вход свободный.

 

Георгий (Гага) Ковенчук. Выставка в Русском музее.

.
В Государственном Русском музее с 17 сентября по 12 октября проходит выставка знаменитого петербургского художника Гаги Ковенчука (1933–2015).

На выставке в Мраморном дворце Русского музея представлено около 100 работ художника – живопись, графика, скульптура и плакат из собрания семьи художника, собрания Русского музея и частных коллекций.

Из коллекции галереи «Сова-Арт» предоставлены для экспозиции три живописные и пять графических работ художника.

 

 

Выставка «Ленинградский андеграунд»

С 4 февраля по 12 апреля 2015 года в «Новом музее» по адресу г. Санкт-Петербург, 6-я Линия Васильевского острова, д.29 проходит выставка «Ленинградский андеграунд», приуроченная к 40-летию первых выставок неофициального искусства в ДК Газа (1974) и ДК Невский (1975). Выставка организована совместно Новым музеем и куратором проекта «Авангард на Неве» Исааком Кушниром. На ней представлены работы, созданные в 1970-е годы яркими представителями ленинградского андеграунда и участниками легендарных выставок в ДК Газа и ДК «Невский». Зрители увидят 200 работ 97 художников из 50-ти музейных и частных коллекций.

Галерея «Сова-Арт» из своей коллекции предоставила для экспозиции семь работ знаковых персонажей ленинградского неофициального искусства Игоря Иванова, Евгения Горюнова и Олега Григорьева, Одна из этих работ (Олег Григорьев «Мятые мусорные бачки» 1974 г.) экспонировалась на легендарной выставке неофициального искусства в ДК Газа (1974).

 

«Я – СТРАННИК ОДИНОКИЙ…» Геннадий Устюгов – Живопись, графика, поэзия. 12 мая – 29 июня 2014 г.

Персональной выставкой работ знаменитого художника и поэта Геннадия Устюгова галерея «Сова-Aрт» открывает ряд мероприятий, посвящённых 40-летию легендарной выставки неофициального искусства в ДК Газа (1974 г.)

 

Елена Фигурина. Живопись, скульптура. 12 мая – 29 июня 2014 г.

Галерея «Сова-Арт» представляет персональную выставку живописи и скульптуры одной из важнейших представительниц ленинградского андеграунда Елены Фигуриной (1955 г.р.), которая, безусловно, – один из петербургских «бессмертных» художников, чьи работы во всем мире являются визитной карточкой современного российского искусства.

 

«Душевное обострение». Проект для параллельной программы Европейской Биеннале современного искусства Manifesta 10.

Галерея «Сова-Арт» представляет проект «Душевное обострение», планируемый в рамках параллельной программы Европейской Биеннале современного искусства Manifesta 10, которая пройдёт в г.Санкт-Петербурге с 28 июня по 31 октября 2014 г. Будут показаны работы ленинградских художников-нонконформистов 50-х – начала 90-х гг. Реконструкция квартирного формата выставки, типичного для 50–90-х гг., призвана воссоздать ушедшую атмосферу.

 

ВЫСТАВКА АЛЕКСАНДРА БАТУРИНА

В нашей галерее завершилась выставка живописи и пастелей знаменитого художника Александра Борисовича Батурина (1914–2003гг.), прекрасного, строгого и тонкого мастера, носителя идей классического русского авангарда. На выставке также были представлены работы Владимира Стерлигова и Татьяны Глебовой.

 

Комаровская легенда

Галерея «Сова-Арт» совместно с Музеем-усадьбой И.Е. Репина «Пенаты» представляет выставку работ 1950–60х годов заслуженного художника РФ Николая Ковалёва. Выставка продлится с 30 ноября 2013 г. по 15 января 2014 г. в залах музея И.Е. Репина «Пенаты» по адресу СПб, пос.Репино, Приморское шоссе, дом 411

 

Ярмарка современного искусства FIAC 2011 в Париже

В Париже в Гран-Пале с 20 по 23 октября прошла ежегодная выставка-продажа FIAC 2011. Галерея «Сова-Арт» лично ознакомилась с экспозицией и с последними мировыми тенденциями. А специально для тех, кто очень хотел присутствовать на этом значимом событии в мире искусства, но, к сожалению, не смог, мы подготовили развёрнутый репортаж с отличным фотоматериалом. Так что переживать не стоит! С нами вы сможете совершить экскурсию по лучшим стендам яркого осеннего арт-мероприятия и стать очевидцами неоспоримого успеха FIAC’ a 2011.

 

Образы живописи Игоря Иванова в балетной постановке «Паруса»

В рамках III Всероссийского конкурса «Альтернатива» состоялась премьера хореографического спектакля «Паруса» театра танца «Интеллбалет» по мотивам живописи Игоря Иванова. На этом конкурсе спектакль «Паруса» стал лауреатом в номинации «Хореографическое искусство». Светоносная энергия парусов отражается в солнце как в зеркале. Спектакль поставлен хореографом Ларисой Ивановой на музыку композиторов П. Булеза и Я. Ксенакиса. Костюмы и декорации созданы по эскизам Игоря Иванова. Солисты – Майя Попова (лауреат в номинации «Искусство танца») и Владислав Макаров.
Олег Целков «Маска» 1976 г. – Виктору ГолявкинуОлег Целков.
Письмо от октября 2004, Париж.

Из книги В. Голявкин. Аврелика : Рассказы, статьи, библиографический указатель, каталог художественных произведений/ Сост. Л. Бубнова. СПб.: 2008.



Рассказать о Голявкине – стоит.

Очень уж он был необычен среди нас всех. При этом мне не хочется наводить на него «лоск и глянец», хочется рассказать как можно более правдиво, чтобы можно было представить Голявкина живым. Каков же был этот человек, оказавший сильнейшее влияние на всех вокруг, на целый пласт питерской интеллигенции?

Начнем с того, что я приехал из Москвы поступать в Академию художеств и уже на экзаменах привлек его внимание, ибо моя живопись сильно отличалась от окружающей: я писал широко и очень ярко. Это было вызывающей дерзостью в 1954 году! Он сдавал экзамены второй раз: первый раз его не приняли, и он остался в Питере вольнослушателем в Средней художественной школе при Академии художеств. На этот раз и его и меня приняли и даже поселили в общежитии в одной большой комнате, где кроме нас было еще не менее 10 человек студентов. Каждый из нас имел железную кровать, тумбочку и чемодан «с барахлом» под кроватью.

Я, не принятый в 53-м в Суриковский и исключенный из Минского института в 54-м, поступивши в Академию, решил не привлекать к себе внимания педагогов в аудиториях-мастерских своими яркими холстами. Я решил там делать одно, а в общежитиии делать СВОЕ – непозволительное! Едва поселившись, я тут же приспособился: начал свои холсты писать и вешать сушить на стены. Вот тут мы с Голявкиным сошлись ближе, ибо и он не замедлил писать свои и тоже вешать их на стены.

Свои картины Голявкин сопровождал выкриками и объяснениями: «Вот, – орал он, – дети в песке, вот один другому сыплет песок на голову, вот этот встал на руки, а этот засунул в песок свою голову» и т. д. и т. п.

И все это шло под аккомпанемент оглушительного хохота, выражающего восторг и удивление.

Он приехал из Баку. Если не ошибаюсь, он «повертелся» и по Средней Азии. И был он годков на пять постарше нас – обычных. Внешность его была более чем необычной. Прежде всего, у него была не голова, а то, что в народе называют «башкой», именно башка – огромная круглая голова с бесцветными коротко подстриженными волосами, такими же бесцветными бровями, с простым, не выпирающим, грубым по форме носом, с безгубым, ниточкой ртом и с водянистыми бесцветными глазами, на которых отчетливо были видны черненькие дырочки зрачков. Низ лица завершался огромной массивной челюстью. Весь его облик был неотесанно груб, без тени цивилизации и культуры.

Он говорил, что отец его был чуть ли не музыкант, а мать чуть ли не «голубых кровей», но в это было поверить невозможно, глядя на него самого. Он не знал, к примеру, что такое вилка, знал только ложку, а кусок мяса ел, зажав его в кулаке и отрывая кусок зубами. Если он этим привлекал чье-то внимание, он бравировал: поворачивался лицом и давал громкие пояснения, сопровождаемые оглушительным хохотом. Чаще всего это бывало в ресторанах. Он частенько растягивал свой безгубый рот в улыбку, но глаза не улыбались, глаза смотрели серьезно и внимательно, они выжидали подвоха, на который надо было молниеносно реагировать новой тирадой и смехом.

Ел он жадно и по возможности всё, что лежало на столе, не оставляя. Возможно, раньше ему пришлось голодать? В Баку? В Средней Азии? Много позже, несколько лет спустя, он приехал ко мне в Тушино в гости довольно поздно вечером. Он располнел, щеки его повисли. У меня на столе стоял приготовленный впрок гороховый суп с жирной копченой корейкой: огромная кастрюля на неделю вперед. Суп был горячим.

– Что это? – Он заглянул под крышку. – О, суп! Жирный! Давай тарелку!

И у меня на глазах он съел три тарелки, наливая их до краев. Я думаю, он съел бы и четвертую, но – объелся, не мог больше!

Он демонстрировал нам всем «дикарство», «первичность», «природность» – так мне сейчас кажется. О женщинах говорил цинично и грубо, как о «приложении»: «Ей надо врезать как следует, чтобы всегда знала свое место!»

Один наш товарищ по общежитию все время романтично и нежно влюблялся, прыгая этаким петушком вокруг своего «предмета обожания». Однажды Голявкин появляется довольно поздно в комнате и громко докладывает всем присутствующим, включая и «влюбленного»: «Сейчас мы с (называет имя „возлюбленной“) сидели в кино, я расстегнул брюки и положил ее руку мне на х..! Так весь фильм и просидели!»
«Влюбленный», закатив глаза и кусая ногти, вылетел из комнаты…

Или еще такое: я и Голявкин мажем свои «грубые» «яркие» «варварские» картинки. Я пишу «Автопортрет с бутылкой и рюмкой» – желтая рубаха, смеющаяся рожа! Один из наших «сожителей» – «нежное и тонкое» существо, решил сделать свой автопортрет. Угольком на холсте он начал рисовать: изобразил себя со сладкой улыбкой нежно склоненным над ЛИМОНОМ, лежащим на его ладони. В этом сюжете проглядывала сентиментальная слащавая ложь и безвкусица. На какой-то момент наш «творец» выбежал в туалет. Голявкин, не теряя ни секунды, с присущей ему молниеносной реакцией схватил уголек и быстрыми штрихами повесил изображенному винтовку через плечо, а лимон расчертил в клеточку, превратив его в гранату-лимонку, какие были известны в Гражданскую войну по кинофильмам. Теперь перед нами стоял сверхкомичный персонаж: вооруженный солдат, с нежной улыбкой разглядывающий смертоносную гранату на своей ладони. Все присутствующие в комнате ждали «автора» из туалета. Он был встречен гомерическим хохотом и, подобно «влюбленному», закатив глаза и кусая ногти, выбежал вон…

Голявкин довольно много мне о себе рассказывал, но я не запомнил почти ничего. Осталось ощущение, что детство и юность его прошли бестолково, и семейного уюта он не знал: разбитый унитаз, стрельба в комнате из трофейных немецких автоматов по стенам. Бокс. Запахов он не чувствовал – отбили. Чемоданчик его обклеен (по-деревенски) изнутри вырезками-картинками: Джек Лондон (с огромной челюстью, как подчеркнул Голявкин), боксер Карпантье (легковес!). В чемодане хранилась, как у верующего Библия, книга Джека Лондона «Мартин Идеи» (пример для подражания). Голявкин часто употреблял выражение «выбился в люди». Он это выражение употреблял и в рассказах о своих сверстниках-друзьях по Баку: футболисте-звезде Алекпере Мамедове и художнике Таире Салахове. Они «выбились в люди» из «неблагополучия», из «грязи», по мнению Голявкина. Сам Голявкин частенько относил это «выбиться в люди» и к самому себе. Свои «рассказики», которые в дальнейшем называли «взрослыми» (в отличие от «детских», которые он впоследствии стал писать и стал ПИСАТЕЛЕМ), он начал писать неожиданно для самого себя. И, сидя на кровати, громко требовал внимания у всех, кто был в комнате, почти крича, он читал пару первых строк, затем, остановившись, начинал громко хохотать, после чего пускался в объяснения и дополиения, растолковывал в подробностях, ЧТО он хотел написать. Снова хохот. Затем – новую пару строк. И – так далее, и – снова… Эти рассказы его стали сразу же знаменитыми далеко за пределами нашего общежития. Он стал знаменит. И тут вот и встало на очередь – «выбиться в люди»! И он стал «детским» писателем.

«Если ты талантлив, – убеждал он меня и себя, – надо написать, как все пишут, но – лучше всех!» (я с этим был не согласен).

Хочу закончить одним комическим случаем. Однажды Голявкин заявил, что хочет обучить меня боксу, хотя бы – удару. Мы разделись с ним до трусов и обмотали кулаки полотенцами. Голявкин показал «стойку боксера» и несколько ударов: крюк, прямой и «свинг»! Затем потребовал, чтобы я его бил. Всякий раз я промахивался, т. к. он «нырял», т. е. увертывался от моих кулаков. И вдруг я получаю довольно неприятный удар в нос! Я опускаю руки. Но Голявкин кричит: «Бей! Будь злее! А то еще раз получишь в нос!» Я злюсь! Бить надо не в него, а в то место, куда он «ныряет»! Со всей силой и злобой я бью в «пустоту» и попадаю ему в череп повыше уха! Мы оба орем от боли. У меня на глазах вздувается рука, у него растет гигантская шишка на голове…

Сейчас – мне семьдесят – я гляжу на мою правую руку: сустав указательного пальца вбит внутрь: память о Голявкине.

Париж. Октябрь. 2004 г.


Санкт-Петербург
3-я Линия В.О., д.14
+7 (812) 967–34–52